Accessibility links

чәршәмбе, 7 декабрь 2016, Казан вакыты 01:00

Төркия чигендә Русия хәрби очкычының бәреп төшерелүе ике ил арасында мөнәсәбәтләр бозылуга китерде. Бу вазгыятьтә иң күп зыян күрүче як – Татарстан була ала.

Инцидент со сбитым в районе турецко-сирийской границы российским бомбардировщиком Су-24 привёл к резкому охлаждению российско-турецких отношений. Одной из наиболее пострадавших сторон от охлаждения отношений может стать Татарстан.

Что произошло?

Произошло ожидаемое. И дело даже не в нарушениях воздушного пространства стран-членов НАТО.

Дело в том, что невозможно просто подъехать в страну на другом конце континента, охваченную гражданской войной с самыми разными сторонами и заинтересованными мировыми силами, и в одностороннем порядке изменить там баланс сил и сами сформировавшиеся правила ведения этой войны.

Гражданская война в Сирии продолжается уже почти пять лет. Сюжет с террористической группировкой ИГИЛ (запрещена в РФ) - частный, их бомбят все и воюют против них все. Но, помимо ИГИЛа, в гражданской войне в Сирии участвует ещё множество сторон, начиная от сирийской оппозиции (включающей в своё число и формирования сирийских тюрок), поддерживаемой Западом, курдов, и заканчивая армией Башара Асада, поддерживаемой Россией и Ираном. Общим правилом этой жестокой войны было неучастие напрямую зарубежных покровителей различных сторон в боевых действиях. Да, Запад вообще и Турция в частности поддерживали вооружениями и инструкторами оппозиционные вооружённые формирования, Россия и Иран примерно также поддерживали вооружённые формирования Башара Асада (правительство которого, кстати, легитимной властью Сирии считают уже давно далеко не все страны). Но непосредственно войска, авиация стран НАТО не бомбили армию Асада - как Россия до определённого момента не бомбила вооружённую оппозицию. Таковы были самосформировавшиеся неформальные правила сирийской гражданской войны.

Разумеется, прямое участие российской авиации в сирийской гражданской войне на стороне одного из участников стало выходом за рамки этих правил - поскольку целями российской военной авиации стали не только боевики ИГИЛ, но и различные оппозиционные режиму Асада группы. Невозможно было ожидать, что другие мировые силы, поддерживающие сирийскую оппозицию, не предпримут после этого какие-либо действия.

Что это значит для Татарстана?

Ничего хорошего. Резкое ухудшение российско-турецких отношений после инцидента с Су-24 сильнейшим образом противоречит интересам Татарстана. Лучшим вариантом для Татарстана были и остаются максимально дружественные отношения между Российской Федерацией и Турцией. Таковы естественные интересы республики, которая во многих отношениях является мостом между двумя странами.

Турция является одним из важнейших экономических партнёров Татарстана. Это крупнейший инвестор в нашу республику. Мы реализуем ряд значимых для нашей экономики, и в том числе её диверсификации, проектов.

Культурная близость и культурные связи между Татарстаном и Турцией также не могут никуда деться. В этом разрезе, кстати, вызывающим недоумение выглядит указание российского министра культуры Владимира Мединского лидерам тюркских республик (Татарстан, Башкортостан, Саха, Алтай, Тыва, Хакасия; Чувашскую Республику видимо забыл) о прекращении контактов с Международной организацией тюркской культуры (ТЮРКСОЙ). Этот шаг показывает отношение (будем надеяться только конкретного Мединского) к тюркским народам РФ как-будто к турецкой диаспоре внутри России, а не как к народам, формирующим эту самую федерацию наряду с другими. Народам, имеющим свою - в данном случае тюркскую - культуру, и на этом основании принимающим собственное участие в деятельности международных культурных тюркских проектов, которые нельзя воспринимать турецкими организациями.

Нужно также понимать, что ухудшение российско-турецких отношений неизбежно усиливает позиции противников существования республик в РФ, учитывая, что значительная часть из них - тюркские. Стоит ожидать усиление контроля со стороны Москвы и сужение границ свободы принятия решений Татарстаном, традиционно имеющим крепкие связи с Турцией.

Отдельно стоит отметить, что резкая антитурецкая пропаганда, как мы наблюдаем, естественным образом переходит в пропаганду националистическую, антитюркскую и, следовательно, в том числе антитатарскую. Мы уже в избытке наблюдаем в федеральном телевизоре пассажи, которые являются оскорбительными не только по отношению к туркам, но и по отношению к татарам.

Таким образом, резкое охлаждение отношений между Российской Федерацией и Турцией совершенно невыгодно Татарстану; более того, можно сказать, что среди субъектов РФ именно Республика Татарстан окажется наиболее проигравшей в случае, если это охлаждение продлится долго и будет по-настоящему глубоким. В наших интересах - скорейшее восстановление дружеских отношений между Российской Федерацией и Турцией. Может ли Татарстан повлиять на этот процесс?

Наиболее благоприятное развитие ситуации

Дальнейшая эскалация конфликта невыгодна не только Татарстану, и даже не только России или Турции, но и всему миру. Поскольку в логике эскалации в данном случае последующие односторонние действия могут иметь уже необратимый характер: сбивать самолёты друг друга над сирийской территорией? полноценная воздушная война в сирийском небе по аналогии с небом ряда стран третьего мира во время Холодной войны? получить ситуацию, когда российские самолёты и самолёты НАТО бомбят позиции противоборствующих сторон, принимая прямое и непосредственное участие в войне на разных сторонах? Всё это выглядит худшими для мира сценариями развития ситуации.

В сегодняшних условиях - неблагоприятные действия со стороны РФ:

1. Резкие труднопреодолимые шаги. Речь в первую очередь о поспешном и полном сворачивании сотрудничества в различных деловых сферах, а также об отмене безвизового режима между Турцией и РФ. О тех действиях, которые сложно оперативно отменить в случае потепления отношений.

2. Крайне высокоградусная антитурецкая пропаганда в СМИ. Поспешное вдалбливание в массовое сознание установки о природной враждебности турок может помешать в дальнейшем самим российским политическим лидерам на пути деэскалации конфликта и восстановления отношений с Турцией - "люди уже не поймут".

Благоприятные шаги:

1. Иницидент с самолётом может стать для всех сторон ясным показателем того, что в сирийской гражданской войне односторонние действия какой-либо внешней силы без учёта интересов других сил неприемлемы, и с этим что-то нужно делать. В лучшем случае, инцидент с российским бомбардировщиком может породить у мировых лидеров понимание необходимости начала полномасштабного и реального процесса политического урегулирования в Сирии. Вероятность этого, конечно, невелика. Однако вполне реальным, не самым лучшим, но и далеко не худшим в сегодняшних условиях вариантом может быть обсуждение новых взаимоприемлемых "правил игры" в сирийском конфликте, отказ от опасных односторонних действий, неприемлемым образом затрагивающих интересы других сил.

2. В случае достижения таких договорённостей - восстановление отношений между РФ и Турцией и их развитие.

Шаги со стороны Татарстана

В сегодняшних условиях вопрос о том, что должен делать Татарстан, скорее трансформируется в вопрос о том, что вообще Татарстан может сделать.

Если бы Российская Федерация была по-настоящему правовым государством и по-настоящему федерацией, Татарстан мог бы быть одним из важных участников процесса. Федерация предполагает принятие решений "снизу", с уровня субъектов, эту федерацию формирующих. Наличие у них собственной позиции в зависимости от собственных интересов и её отстаивание, в том числе в Совете федерации, а также непосредственное влияние позиции субъекта или субъектов на принятие общефедеральных решений. В таких условиях Татарстан мог бы возглавить "партию мира", выступающую с наиболее рациональных позиций.

В нынешних условиях инструментарий Татарстана крайне ограничен:

1. Максимальное сохранение текущих совместных проектов с турками в надежде на скорое потепление отношений между РФ и Турцией.

2. Противодействие развернувшейся антитурецкой пропаганде в тех частях, где она переходит в пропаганду антитюркскую и, мы можем говорить таким образом, антитатарскую.

3. Можно предположить, что в современной России влияние Татарстана на принятие общефедеральных решений равно нулю. Однако есть ряд механизмов, таких как сдержанные и миролюбивые публичные высказывания татарстанских лидеров и управленцев или передача информации или обеспокоенности по неформальным каналам, которые могут подтолкнуть федеральные власти если не к поиску, то как минимум к не-отвержению вариантов восстановления отношений с Турцией.

Чыганак: Aurupali Tatarstan

Азатлык Aurupalı Tatarstan блогы язмаларын тәрҗемәсез тәкъдим итә

фикерләрне күрсәт

XS
SM
MD
LG